Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:23 

"..What they said... In the name of the..."

Stigmmata
Канон: Тор, Мстители, Марвел. Пост-события.
Пейринг: отсутствует
Жанр: romance
Рейтинг: G



Он не часто бывал в Мидгарде. Особенно в последнее время. После того, как тессаракт вернули в сокровищницу Одина, а Асгард узнал о воинственности читаури, работы добавилось. К тому же Один настоял на том, что Тор должен наконец-то связать себя узами брака, что, по мнению Всеотца, только укрепит его силу и непоколебимость, поможет стать еще более ответственным, и даже в какой-то мере подготовит к вступлению не только на Трон, а и в "совет двенадцати".

Тор ступал по траве, приминая ту сапогами так, что не каждой травинке получалось выпрямиться, как только его шаг заканчивался: тяжелая поступь оставляла по себе следы. Да, он не часто бывал в Мидгарде. Особенно после того, как понял, что с Джейн ничего не получится, и, дабы не мучить красотку, отпустил ее. И долго потом не хотел возвращаться. Но большей причиной стало то, что Мидгард оказался платформой боевых действий, из-за которых он снова был вынужден расстаться с тем, что, казалось бы, снова обрел.

Он обернулся, глядя на медленно садящееся солнце. Оно уже ласкало верхушки деревьев, превращая непрекращающуюся зелень в золото. Тор улыбнулся, мягко, тепло. Легкий ветер расцеловал его лицо и поспешил дальше, взъерошив белоснежную копну волос, по касательной задев плащ. Где-то сбоку из травы взлетела потревоженная птица, разорвав тишину своим недовольным криком. Ждать оставалось недолго: солнце постепенно теряло силу и мощь, скатываясь на покой, уступая место луне - так серебро сменяло золото.

Тор пошел дальше, уходя все глубже и глубже в травы, иногда прикасаясь пальцами к цветам - макам: кроваво-красным, с тяжелыми бархатными головками, что клонились к земле, собираясь на ночной покой. Но пока солнце и луна на последних минутах спорили за право править небосводом, они трепетали, пылая, пропитываясь отблесками, заливая собой всю равнину, которую мог охватить глаз. Тор замер, прикрыл глаза, слушая сверчков, вдыхая сладкий пьянящий аромат. Когда-то мама рассказывала, что людям нельзя спать в маковом поле - их колыбельная становится вечной, а сладость запаха красных цветов убийственна. А он дышал им, и никак не мог понять, что же такого губительного в маленькой радости, пусть и раскинувшейся вокруг него на долгие мили. Тор раскинул руки, принимая танец ветра, принимая музыку, принимая волшебство. Многие асы, и альвы, впрочем, тоже, даже не догадываются, что самое большое количество магии сокрыто здесь, в Мидгарде: в моменты, когда солнце опять уступает луне, дабы кануть во тьму, и вернуться с рассветом, снова в попытке завладеть небом и миром.

Тор открыл глаза, охватил рукоять пальцами - Мъелльнир точно лег в ладонь, созданный под нее искусными дельцами. И вот он уже раскручивается в воздухе, дабы потом выстрелить в небо мощной вспышкой, осветив все вокруг. В воздухе запахло озоном, следом разразился гром - мощный отзвук, негласный показатель истинной силы истинного аса.

- Все развлекаешься? - тихий, но столь знакомый своей вкрадчивостью, голос. Тор даже не оборачивается, он только улыбается и склоняет голову, отправляя в небо еще одну вспышку.
- Ты стал все смелее и безрассудней появляться, брат. - блондин опускает молот. - Тебе стало легче дышать?
- Нет. Надоело прятаться.

Тор оборачивается, с минуту смотрит на Локи, изучает, а потом кладет руку на плечо и привлекает к себе, чтобы обнять, взъерошить черную копну, удостовериться, что перед ним не очередная иллюзия.
- Ты даже меня перестал проверять.
- Значит, я заслужил твое доверие. - тихо, со смешком отвечает Локи, отвечая на объятие, а потом отстраняется первый. - И долго ты будешь выбирать местом встречи Мидгард?
- Тебе не нравится это место?
- Мне все равно, Тор. Я пытаюсь понять, что именно тебя сюда тянет.
Локи присаживается на корточки, срывает цветок и смотрит на брата снизу вверх, а потом и вовсе садится на траву, склоняя голову.
- Ты возмудел...ой, прости, возмужал, - он нарочито стыдливо прячет красноту щек за лепестками мака. - Сколько мы не виделись? Месяц? Два?
- Год. - Тор остается стоять, глядя на горизонт. Ему сейчас не надо смотреть на брата, чтобы вести этот диалог: Локи здесь, и это уже хорошо.
- Целый год. Ну, надо же. - Локи касается цветка пальцами и с него слетает бабочка, он любуется ею пару секунд, а потом щелкает пальцами - к сапогам Тора падает оторванный лепесток. - Знаешь, в разных мирах время идет иначе. Есть один, в котором оно идет в обратную сторону. Хорошо, что я понял это быстро, а иначе ты бы отнес сейчас Фригг опять младенца. Хотя, - Локи усмехается, - у вас был бы повод снова меня воспитать, так как вам надо.
Тор укоризненно смотрит на брата и тот прыскает, прикрывая губы ладонью.
- Ну что? Скажи, что я неправ, и я первый посыплю голову пеплом. Я, по-твоему, просто так отказался возвращаться?

Тот день Тору запомнится на всю оставшуюся жизнь. Как только они с тессарактом покинули Мидгард и оказались на самом краю радужного моста (Асгард так и не удосужился его отстроить), Тор первым делом снял с Локи наручники и намордник - мерзкое название для предмета, сковывающего речь, - и заглянул в пьяную зелень глаз, будто спрашивая, а что дальше.
- Отпусти. - прошептал Локи. - Сам понимаешь, мне пути назад нет. А еще столько неизведанных миров. Столько соблазнов.
Тор мнется, мучительно принимает решение внутри самого себя, в собственном сердце, мозгом понимая, что Локи прав: в Асгарде ему покоя не будет.
- Иди. - он кивает. - Об одном прошу, не теряйся. Ты нужен мне.
- Встретимся в Мидгарде. - Локи улыбается, измученно, устало. Мимолетом вытирает пыль с саднящей раны - большой зеленый человек.сделал больно - и выдыхает, как заклинание:
- Сам поймешь когда. Почувствуешь. Я буду рад.
Тонкие изящные пальцы чертят Лагуз - и как бы не силился Тор задержать взгляд, чтобы запомнить черты брата, понимает, что все - в ближайшее время им не встретиться. Но он сам отпустил его. И ни разу не пожалел о содеянном.


Тор отворачивается от Локи и медленно бредет по полю. Тот настигает его и идет рядом, на расстоянии соприкосновений рукавами. Молчат. Им сейчас и не нужны слова, хотя Тору есть что сказать.
- Брат. - Локи поднимает голову к небу. - Я слышу тебя громче, чем ты даже можешь только подозревать. Говори. У тебя есть вопросы. Спрашивай.
- Нам не хватает тебя.
- Тебе. - поправляет его Локи. - И то, потому, что ты еще не женился. Потом тебе будет не до меня. Перестанешь - сначала скучать, а потом вспоминать.
- Ты стал мудрее, брат, спокойней.
- Тор, я видел такое, что тебе и во сне не приснится. Я видел миры, о которых ты даже не ведаешь. Я повторяюсь, да? - он запрокидывает голову, звонко смеется. - Я понял то, что должен был понять. Ты давно простил меня. Вопрос в другом - простил ли я себя сам? И заслужил ли прощение у самого себя? Что на самом деле кроется под маской злодея? Молчи, - он вскидывает руку, - не перебивай. Я - безумен, Тор. Я давно не бог шалости, я бог безумия. Мой смех леденит душу, а взгляд заставляет бояться. А они, - Локи повел рукой, - все еще верят, что меня можно призвать сладостями.
Тор и правда молчит. Он уже научился выслушивать Локи до конца. Это их четвертая встреча. Четвертая - за очень длительное время.
- И что ты увидел, когда заглянул в эти миры? - тихо спрашивает он.
- Я познал самый главный мир, о котором все забыли. Я побывал там. И даже захотел остаться. Но не было возможности.
Тор вопросительно поворачивает голову к брату.
- Он здесь. - Локи останавливается и кладет руку, раскрытую ладонь, на область сердца. - Самый прекрасный и самый ужасный мир под корнями Игдрассиля. Но в нем все ответы. Все-все. И знаешь, что я там увидел? Младенца.
Горька усмешка расцветает на его губах, сорванный цветок выпадает из разжавшихся пальцев.
- Ты когда-нибудь боялся засыпать в темноте?
- Нет. - Тор пожимает плечами
- Я тоже никогда. Зато я могу приходить в кошмарах. А вот тот, другой "я", может даже более настоящий, боится. И я не могу ему объяснить, что не темноты бояться надо, а света. Потому что именно он в попытке сделать лучше делает больно.
Тор молчит. Он научился не спорить с Локи. Все равно тот окажется прав, потому что правда у него своя. Это у Тора вопросы, вопросы, вопросы, и на каждый у Локи есть ответы.
- Я одинок не потому, что остался сиротой при живых приемных родителях. Я одинок, потому что вы сделали меня таким. Вы внушили мне, что моя величайшая трагедия быть не только рожденным и брошенным, а быть - брошенным в любви, в огромной любви. Вы все - вы не просто делали вид, что любили меня, вы пытались любить. Да только не смогли.
Тор впервые за весь разговор пытается оспорить сказанное, но Локи не дает ему передышки, он говорит дальше, говорит настолько тихо, что для того, чтобы его услышать, нужно замолчать самому, иначе что-то важное будет упущено. Он говорит долго о том, что познал, пройдя все миры, до которых дотянулся; говорил о том, что жаждет познать, глядя на спектр неизведанного.

На небе полную власть над Мидгардом захватила луна, освещая окрестности, окутывая все серебристым светом, превращая блики в капельки небесных слез, а тени делая мрачнее, четче, глубже. Ветер стих, и воцарилась благостная тишина, насыщенная ночным ароматом маков и летним запахом травы.
- Ты никогда не задумывался над тем, что я не так уж и нужен Одину, Тор?
Блондин снова лишь вопросительно повернул голову, не замедляя шаг - они просто шли, и не считали ни времени, ни шагов.
- Мы в Мидгарде. Хеймдаль знает о каждом твоем передвижении. Хеймдаль знал о том, что ты отпустил меня, но в спину мне не бросилась ни одна собака.
- Я сам рассказал отцу, что отпустил тебя. - негромко ответил Тор.
- Надо же? - в голосе появляется смешинка. - Сильно злился? Наказал? В угол поставил?
- Не злился, - и тут приходит понимание, что Локи снова прав – Один даже не стал пытаться возвращать пленника-беглеца, дабы его судили по асгардским законам. Все сделали вид, что ничего и не произошло, а о младшем принце даже не вспоминал никто. Как-то, даже, обидно стало. Тор покусал губы и остановился.
- Локи, возвращайся домой.
Тот только засмеялся, запрокинув голову, прикрывая глаза, трепеща длинными ресницами, а потом презрительно зашипел:
- Куда, Тор? Где мой дом? Кому я нужен? Знаешь, я уже четыре года жду, что кто-то возьмет меня за руку и скажет «пойдем домой», кто не обратит внимание на то, как я брызжу ядом и гневом, кто-то кто докажет мне, что и МОЙ дом существует. Я все смотрел на вас и ждал. Кто же? Кто? Куда мне идти? За кем? В Асгард? В башню Старка? В Индию? В Россию? Хотя, нет, в Россию не хочу. - Локи мотнул головой. – Никто из вас даже не задумался о том, что я несу своим бунтом? Почему сдался! Рассорить вас?! Да и вы и без меня отлично справились. Даже Мидгард не дал мне приюта, и отсюда как щенка вышвырнули. Да что там Мидгард… Я мог вернуться в Йотунхейм, занять место Лафея – я прямой наследник, имею право. Вернуть им величие, а потом пойти войной на Одина. Сразиться с тобой в бою. Один на один. До полной победы. Но и им я не нужен. Нет там моего дома. Нигде нет. Так куда мне возвращаться, Тор?
Старший брат молчал, глядя куда-то вдаль. Локи усмехнулся, похлопал его по плечу.
- Не грузись сильно. Я не нытик. И так проживу. Мне нравится то, что я делаю. И я сказал это не для того, чтобы ты сейчас вцепился мне в локоть и потащил домой. Попробуешь так сделать, будешь вынужден со мной драться. Запомни: когда кто-то произносит слова, в которых побуждение к несостоявшемуся действию, это означает, что действие закончено. Уже не сработает. Раньше нужно было думать, а не блондинку включать. - Локи стучит пальцами по широкому лбу Тора. - Ты так и не понял, что мне не нужна власть. Я всегда просто хотел быть равным тебе. Но даже сейчас, когда мы мило беседуем, я чувствую, что я на ступень ниже. И так будет всегда. Так может, то, что сейчас происходит со мной и не участь моя, а счастье? Иначе, кем бы я был? Я не просто хочу оставить все, как есть. Я делаю только то, что я хочу делать. - его едкий смех раздается за спиной Тора, а тот даже не понял, куда пропал брат. - Поиграем в прятки? Как в детстве. И ты, как в детстве, мне проиграешь. Хочешь?
Тор оглядывается, ищет Локи, пытается понять, откуда колокольчиками звучит его голос и смех. Ищет и не находит, сбивается. А смех звучит каждый раз в другом, противоположном месте от того, куда устремляется его взгляд. И когда Тор уже совсем отчаивается найти брата, тот резко возникает рядом, осыпая золотой пыльцой, улыбается.
- Видишь, ничего не изменилось. Так зачем менять? Помни, пророчество не свернуть с пути его. У меня еще много дел, у тебя еще много свершений. Мы оба знаем, что тот день не отменить. Мы оба знаем, что поднимем на друг друга оружие, как и оба знаем, что погибнем. И к этому нельзя быть готовым. Никогда. Так зачем торопить события? Время еще есть, не так ли, брат?
Локи сжимает его плечо, поднимает глаза к небу.
- ХЕЙМДАЛЛЬ!
- Локи, нет! – Тор вздрагивает.
- Тебе пора, брат. И мне пора. Ступай. Скоро свидимся. Если на то будет твое желание. А я пойду – искать свой дом, искать свой трон. Я не жалею ни о чем. Но знай, чтобы не случилось, если тебе будет нужна моя помощь, ты просто позови, - Локи едко усмехается, широко, искренне, - а я подумаю, приходить или нет.

Тор еще хочет что-то сказать, но Лагуз и появившийся Бифрост расставляет точки по-своему. Он делает шаг, не зная, что Локи смотрит на него, снизу вверх и улыбается. Он ничего не делает просто так. Даже эти встречи с Тором не просто ради поддержания «братского» контакта.
- Не стоит меня прощать, Тор. Это тоже ошибка, - зло шепчет он, прикрывая глаза. Сегодня он приблизился еще на шаг к сумеркам богов. Всему свое время.

@темы: Thor/Loki

URL
Комментарии
2012-07-06 в 23:25 

Kyle Rhett Aleksson
This is the new shit, stand up and admit! ©
Красиво написано, необычно. И идея этого бунта Локи подана по-своему. Очень круто)

2012-07-07 в 18:16 

Stigmmata
Owain Aleksson,
спасибо большое) будем стараться радовать и далее)

URL
   

Точка невозврата

главная